Эфиры

Сто человек за полтора года обрели потерянные руки или ноги. Научились заново делать первые шаги, брать в руки предметы, – делать всё то, что раньше казалось им обыденным и самым простым. За этими цифрами – живые истории, когда всё вдруг переворачивается с ног на голову. И компания «Салют Орто» из Бурятии, которая с 2018 года делает современные индивидуальные протезы для людей с инвалидностью. В интервью порталу tvoidv.ru Иван Худяков рассказал об истории предприятия, его настоящем и будущем.

«Для меня это не просто бизнес по зарабатыванию денег, это именно социальный бизнес, который решает проблемы людей с инвалидностью и возвращает людям утраченные функции. И именно эта идея драйвит меня и нашу команду», - признаётся Иван Худяков. 

«МЕНЯТЬ НЕ СТОЛЫ, А ЛЮДЕЙ»

- Иван, расскажите, как давно появилась ваша организация и как вы сами оказались в этой теме?

- Вообще, всё началось в 2003 году. У меня базовое образование – инженер-системотехник. Мой первый проект после окончания университета – «Автоматизация протезно-ортопедического предприятия». Я хотел создать лучшую IT-систему, которая поможет протезно-ортопедическому рынку России быть в числе лучших в мире. У меня была своя IT-компания, которая работала в этом направлении, начиная с 2003 года.

В 2018-м году я был на международной выставке в Германии и наконец-то увидел, как работают лучшие международные компании. Зная, как организована работа у нас в России, понял, что мало создать лучшую IT-систему, нужно создать совсем другое предприятие по производству протезов, работающее на новых принципах. Изучив опыт Германии, Исландии и США, я решил выйти из учредителей IT-компании и вместе с партнерами основал компанию «Салют Орто», которая не просто выпускает протезы ног или рук, а специализируется на возвращении утраченных функций и возвращении человека к самостоятельной жизни.

DSC_6835.jpg

Однажды у меня был интересный разговор с одним из директоров протезно-ортопедических предприятий. Когда я демонстрировал нашу супер IT-систему, которая на тот момент использовалась уже в 20 регионах России, он мне сказал: «Иван, вы действительно делаете очень мощный продукт, который позволяет вывести предприятие на более эффективный уровень. Но нужно понимать, что в данном случае нужно менять не столы, а менять людей». И я понял, что нужно в эту отрасль вовлекать новых людей. Новых людей, других людей, молодых людей, которые готовы эту отрасль развивать и которые будут драйвером её развития.

- Я знаю, что вы участвовали в акселерационной программе от Фонда поддержки социальных проектов, это помогло вам развить бизнес и лучше узнать «боли» ваших клиентов. Была ли какая-то финансовая помощь от государства?

- Ключевая поддержка, которую мы получили в 2018 году, это компенсация стоимости оборудования. Если вы организуете какое-то производственное предприятие, то за счёт государственной поддержки вы можете компенсировать от 25% до 50% от стоимости этого оборудования. В данном случае, мы приобрели оборудование стоимостью порядка миллиона рублей, которое нам было необходимо для изготовления приёмных гильз методом глубокой вытяжки. И, соответственно, половину от этой стоимости мы получили в виде субсидий. Я думаю, что это была своевременная и очень полезная поддержка, которую оказало государство.

Если говорить про пандемию, мы оказались в достаточно сложной ситуации, когда, с одной стороны, по ОКВЭД не подходим под пострадавшие области, с другой стороны, предприятие в течение трёх месяцев полностью простаивало. При этом мы сохранили все рабочие места. Сейчас мы ищем пути выхода из этой проблемы. Я думаю, что лучшая поддержка для отрасли – чтобы государство не сокращало свои социальные обязательства. Вот это будет лучшая поддержка.

Photo 025.JPG

ПРЕИМУЩЕСТВА

- Ваши протезы подбираются максимально индивидуально под пациента. Расскажите про это и другие преимущества вашей продукции немного подробнее.

- Во-первых, мы максимально настроены на то, чтобы вернуть человеку утраченную функцию. Для того чтобы это сделать, необходимо понимать, чем человек занимается, где он живёт. Если человек живёт, например, в сельской местности и мешок картошки, например, должен поднимать, то ему нужен один протез, если живет в городе и специфика работы другая – другой протез. В законодательстве России прописано, что человек должен получить индивидуальный протез бесплатно. Почти по всем текущим пациентам, с кем мы работаем, требуется тратить очень много усилий, чтобы получить протез, который человеку действительно необходим. Мы сейчас не говорим про какие-то фантастические протезы, бионические, электронные и т.д. Мы говорим про индивидуальный протез, который необходим человеку для выполнения ежедневных функций. Чтобы он мог выйти на работу и работать, чтобы мог самостоятельно пойти в магазин за хлебом и т.д. Соответственно, я думаю, что наши самые главные преимущества в том, что мы делаем индивидуальный протез, индивидуальные изделия, которые возвращают человеку утраченную функцию.

Photo 011.JPG

Конечно, для того чтобы сделать такой протез, мы используем современное оборудование, современные полуфабрикаты. Как известно, крупнейшие производители полуфабрикатов находятся в Германии, в Исландии. Также есть наши российские производители.

И третий самый главный рецепт лучшего изделия – это, конечно, лучшие руки и лучшие люди. Поэтому в нашу команду я всегда подбираю профессионалов, которые горят своим делом и действительно хотят помочь людям. И вот из этих трёх составляющих и возникают лучшие изделия. Я думаю, что лучшие люди, лучшие материалы, лучшее оборудование и индивидуальный подход к человеку – такие параметры любой продукт выведут на лучшие позиции в любом рынке. В нашем тем более.

О ТЕХ, КОМУ ПОМОГАЮТ

- Лучше всех описаний и характеристик всегда работает живая история. Расскажите про пациентов, которым вы помогли.

- Есть у нас пациент, Максим Иренов, который более 10 лет проездил в инвалидной коляске. И после того как он встал на протезы, конечно, он произвел фурор и у соседей, и у всех других – то, что можно после такого количества лет встать на ноги и пойти. Его история, наверное, самая популярная, самая известная.

Photo 073 (1).JPG

Еще один герой нашего предприятия – молодой парень, ему сейчас 15 лет, его тоже зовут Максим. Он прописан в Бурятии, но проживает в Чите. Он приезжает к нам оттуда на протезирование. Изначально ему папа сделал протез из какой-то пластиковой бутылки, чтобы мальчик, когда еще был маленький, мог бегать, двигаться и т.д. Мы ему сделали протез с учетом его особенностей. Во-первых, он любит играть в футбол, занимается спортом, ведет активный образ жизни. И ему сделали протез, который выдерживает гораздо большие нагрузки, чем обычно. Его история помогает понять, как протез возвращает человека к жизни.

Где-то четыре месяца назад мы также сделали ему протез со спортивной стопой. Продолжаем взаимодействие с фондом социального страхования, помогаем его родителям отстоять, чтобы Максиму компенсировали именно тот протез, который ему нужен. Есть реально деревянные протезы с деревянной стопой, это экономия на людях. Решение принимают региональный и федеральный фонд социального страхования. Все истории наших людей – это борьба за то, чтобы сделать нормальный протез, и чтобы государство взяло на себя функции оплаты этого протеза.

И когда вы увидите, например, Максима на улице, вы сразу не поймёте, что он носит протез. Вообще по многим нашим пациентам вы не поймёте, что это человек с инвалидностью. Многие женщины, которые проходят у нас протезирование, например, носят сапоги на высоком каблуке.

Ещё есть история Ирины, девушка в возрасте 35 лет, уже имея инвалидность, родила ребенка, ведет активный образ жизни, социализированная и т.д. Её история опять же связана с противостоянием с региональным фондом социального страхования. Девушке нужен протез для ежедневного использования, а ей рекомендуют изделие максимальной готовности, как для людей с низкой подвижностью, скоро будет 12 месяцев как продолжается процесс, чтобы отстоять ее право на поддержку со стороны государства.

Ни в одном регионе России мы с такой проблемой не сталкивались. Но именно в Республике Бурятия эта проблема есть. И мне бы хотелось в том числе с помощью портала tvoidv.ru донести эту информацию до федерального фонда социального страхования. Потому что пациентам в Бурятии нужны качественные индивидуальные протезы, которые будут соответствовать их потребностям.

Photo 096.JPG

ПЛАНЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

- Как сейчас живет предприятие? Сколько у вас филиалов и где?

- На сегодняшний момент мы работаем в Улан-Удэ, в Иркутске, в Москве. Также у нас есть клиенты из Саранска, Уфы и Московской области. То, что касается сложностей – пока самая главная проблема у нас возникла в Бурятии. Это то, что нам каждый раз приходится отстаивать право инвалида на индивидуальное протезирование. В Бурятии достаточно много инвалидов, которым необходимо индивидуальное протезирование. И поставлять людям деревянные протезы, прикручивать их на скотч – это, как минимум, прошлый век.

В прошлом году мы очень активно начали разрабатывать коленный модуль. Как инженер-системотехник я в каждом деле вижу какую-то инженерную задачу, которую нужно решить. И сейчас у нас имеются ресурсы, понимание и интеллект для того, чтобы создать современный коленный модуль. На сегодняшний момент у нас создано два прототипа: это коленный модуль с пневматической системой управления с фазой переноса и коленный модуль с электронной системой управления фазой переноса. Чтобы вы понимали, на сегодняшний день такие коленные модули производятся только в Германии, Исландии, Великобритании и США. Соответственно, это многомиллиардный бизнес. И это направление полностью в России контролируют зарубежные компании. Мы создали сам коленный модуль, прототип. И теперь наша задача – сделать опытные образцы, чтобы их начать тестировать на людях и готовить к сертификации. Очень активно взаимодействуем с Минпромторгом России, у которого есть ресурсы, чтобы поддержать этот проект, с Фондом Бортника и Фондом социального страхования. Я думаю, если всё пойдёт по плану, то уже в ноябре мы предоставим широкой общественности наше достижение в этом направлении.