Александр Ефремов, управляющий группы компаний «Доброфлот» дал эксклюзивное интервью порталу tvoidv.ru. Одной из тем разговора стали решения тех проблем, которые пришли сначала с пандемией, а потом и с китайским запретом на импорт российской рыбы. О том, какие неожиданные повороты произошли в рыбной отрасли, почему преимущества ТОРов не нужно объяснять простым жителям и почему минтай – не рыба для кошек, – читайте на сайте «Твой Дальний Восток».

О китайских запретах и российских возможностях

Несмотря на пандемию и возникшие в связи с этим экономические и трудовые потери, компания «Доброфлот» достойно завершила 2020 год. Для многих рыбопромышленников негативным фактором стало ограничение на импорт российского сырья в Китай: в КНР поставляется около 70% от общего объема российского экспорта рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов. Однако из-за пандемии соседнее государство ввело запрет на ввоз сырой рыбы. «Доброфлот» благодаря программе «Квоты в обмен на инвестиции» успел сработать на опережение.

214c97fc1e1271901d44b07f853f35c6-607x.jpg

«Компания «Доброфлот» построила очень крупный филейный завод и год назад запустила его в рамках программы «Квоты в обмен на переработку» на построенных береговых предприятиях. Мы торжественно запустили этот завод в присутствии Юрия Петровича Трутнева год назад, и это совпало с тем временем, когда Китай перекрыл у себя в стране потребление нашего российского сырья», – рассказал Александр Ефремов.

По словам управляющего ГК «Доброфлот», только в последние три года в рамках программы квотирования стали уделять внимание сектору рыбопереработки. И именно отсутствие собственных заводов по переработке стало причиной высоких цен на продукцию из рыбы. Александр Ефремов подчеркнул положительные изменения в отрасли.

«Были приняты определенные программы развития, в частности программа «Квоты в обмен на инвестиции», по которой было построено порядка 7-8 очень крупных заводов только на Дальнем Востоке, еще порядка 5-6 – на Севере. Программы, направленные именно на устранение этого выпадающего сектора береговой переработки. И так случилось, что завершение этого периода совпало с теми ограничениями, которые против российской рыбопродукции ввели в Китае», - сообщил Александр Ефремов.

f16187b91ed405330e1549e1842183af-607x.jpg

О ТОРах, поддержке и простых людях 

Завод «Доброфлот» построил на территории опережающего развития «Большой камень». Наш собеседник подчеркнул, что именно преференции ТОР позволили компании построить завод в короткие сроки.

«Завод был построен всего за 2,5 года. Подобные проекты, если бы не было таких режимов, это совсем другие временные рамки – 5-6 лет. На мой взгляд, это подтвержденный результат – строительство компанией «Доброфлот» завода по переработке филе за 2,5 года. Это невозможно в современных условиях предпринимательства в России за пределами подобных благоприятных режимов, сформированных на территориях опережающего развития», – отметил Александр Ефремов.

При этом обычным жителя, считает он, не нужно объяснять преимущества преференциальных режимов ТОР или СПВ: лучше и эффективнее показывать результат их работы – например, продукцию «Доброфлот» на полках магазинов.

«Сама по себе территория опережающего развития, а самое главное, стоящий за ней преференциальный режим стимулирования, должен быть понятен, прежде всего, предпринимателям, которые произведут такую продукцию» – уверен наш собеседник.

7833ca55_fdc1_4ae4_9e25_d70225e9d3d7.jpg

О рыболовном флоте

Комментируя программу «Квоты в обмен на инвестиции» в части судостроения, Александр Ефремов отметил её большую значимость как для российских верфей и экономики, так и для людей.

«Судостроение – это одна из тех отраслей, которая влияет на мультипликативный эффект развития всего региона. То есть одно рабочее место непосредственно в судостроении формирует от 9 до 15 рабочих мест в смежных отраслях. Дело в том, что современные судостроительные верфи – это, по сути, сборочный конвейер, который обеспечивает сборку огромного количества элементов, агрегатов и деталей, которые производятся и собираются по всему миру и свозятся в то место, где непосредственно строится судно. Логистика предполагает, что рядом с судостроительными верфями формируются подрядчики, которые за счёт логистики стремятся всё ближе и ближе разместить свои производства в местах, где идет строительство судов. Поэтому одно рабочее место в судостроении формирует в 3-5-8-10-15 раз больше рабочих мест у подрядчиков и субподрядчиков, которые обеспечивают строительство судна. Поэтому, на мой взгляд, это одна из самых перспективных отраслей для развития на Дальнем Востоке», - считает Александр Ефремов.

b42dbf0a664af9f3929a873a3663fee7-607x.jpg

По его мнению, в ближайшем будущем правительству нужно сделать упор не только на крупнотоннажное судостроение, но и на средний и малые судна. Во-первых, так как стоимость таких кораблей высока и для бюджета, и для рыбаков, во-вторых, так как современное развитие технического прогресса диктует уменьшение агрегатной части.

«Со следующего инвестиционного цикла, который, насколько я понимаю, на сегодняшний момент практически неизбежен по результатам предыдущего, который оценен положительно, всё-таки стоит для развития Дальнего Востока сконцентрироваться на том флоте, который нужен рыбакам. А если мы посмотрим на мировой опыт, там гигантоманией никто не страдает. Там строят среднетоннажные суда», - заявил наш спикер.

О сайре и минтае

В интервью мы затронули и цены на рыбу. В частности, поговорили о причинах высоких цен на сайру. Как выяснилось, именно сайра отошла от российских берегов и ушла в Мировой океан, и это не просто повлияло на её стоимость. Из-за вступления России в Таможенный союз рыбаки не могут ловить сайру в Мировом океане и доставлять на берег: она расценивается как контрабандная по законодательству Таможенного союза.

5be4876e9ce592264ce13d98e0ac2ad5-607x.jpg

«По сути, производство сайры на данный момент в России полностью прекращено. Поэтому речь идет не о том, что сайра подорожала, а о том, что она просто в России исчезла, российские предприятия сегодня этот продукт не производят. По сути то, что мы видим на полках – это его остатки. Более того, мы сейчас столкнулись с очень негативной тенденцией: идет огромное количество контрафактной продукции, когда под этикеткой сайры мы видим в банках совсем другую продукцию», - с огорчением признал управляющий ГК «Доброфлот».

Вырос в цене и минтай, который чаще всего в России воспринимают как рыбу для кошек. На ценообразование повлиял спрос со стороны иностранных потребителей.

«Это ценнейший и очень питательный, а самое главное, экологически чистый белок, которого на земле осталось не так много, и он крайне востребован за границей. Просто в силу того, что сейчас рыночная ситуация сложилась таким образом, что он доступен для иностранцев, на сегодняшний момент, безусловно, цена на него очень большая», - рассказал Александр Ефремов.

ae5ab17bef2be8a83f78b535af70f3e7-607x.jpg

Что любит Александр Ефремов?

К слову, наш герой тоже очень любит рыбу всех видов. Специально для портала «Твой Дальний Восток» он составил рыбный топ-3 и рекомендовал к употреблению нашим читателям.

Итак, топ-3 от Александра Ефремова:

  1. Пресервы иваси.
  2. Консервы иваси.
  3. Печень минтая.

Похожие статьи