Эфиры

Генеральный директор Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта (АНО АПИ) Леонид Петухов стал гостем эфира на портале «Твой Дальний Восток». В эксклюзивном интервью в студии портала он рассказал о влиянии пандемии на работу с инвесторами, о конкурентных преимуществах большого региона, о развитии туризма и сельского хозяйства, а также объяснил, почему жителям выгодно строительство рядом с ними нового производства.

НЕОЖИДАННАЯ ПОЛЬЗА ПАНДЕМИИ

– В последние недели мы все живем в новых для себя условиях. На фоне пандемии коронавируса многие предприятия и организации временно приостановили свою работу, другие перешли на удаленный формат. Изменилась ли как-то работа вашего агентства, появились ли новшества во взаимодействии с инвесторами?

– Безусловно, пандемия изменила жизнь многих людей. Изменилась экономика страны, экономика Дальнего Востока, а вместе с ней изменился и наш подход к работе. В новых условиях первоочередная цель – наладить обратную связь с инвесторами. Как с теми, кто уже запустил свои проекты, так и с теми, кто только готовится это сделать. Мы еженедельно проводим телефонные опросы инвесторов, узнаем о возникающих проблемах, предлагаем свою помощь. Сообщить о ситуации предприниматели могут и прямо на нашем сайте, заполнив специальную форму. Это помогает нам отслеживать ситуацию в реальном времени, чтобы лучше понимать, кто пострадал сильнее всего, какие меры поддержки еще нужны.

С иностранными партнерами контакт поддерживаем удаленно, посредством видеоконференций. В частности, на прошлой неделе под патронажем посла Индии мы совместно с Федерацией Торгово-промышленных палат Индии (FICCI) провели вебинар для 150 индийских компаний, которые интересуются инвестициями на Дальний Восток. Этот формат показал себя вполне эффективным. Я думаю, что после эпидемии многие методы работы поменяются уже навсегда.

– Есть ли у вас понимание, какие отрасли пострадали сильнее всего, а какие, наоборот, чувствуют себя вполне уверенно? Как вы работаете и с теми, и с другими?

– Очевидно, что пострадала, в первую очередь, сфера услуг, занятый в ней малый и средний бизнес. Возникли сложности и у многих больших компаний: им бывает сложно завезти в страну необходимое оборудование и иностранных специалистов для пусконаладочных работ. Такие вопросы мы решаем в ручном режиме, помогаем каждому конкретному инвестору. Взять, например, ситуацию с логистикой. Возникли сложности с поставками на территорию Китая, на многих пограничных переходах скопились большие очереди. Мы помогаем со сбытом продукции.

В то же время, в нынешней ситуации мы можем ожидать глобальное перераспределение производственных баз. Многие инвесторы, с которыми мы общаемся, думают перенести свои производства из Китая или, как минимум, развернуть такие же производства в других странах, чтобы снизить эпидемиологические риски. Этим уже решили воспользоваться наши индийские коллеги. Они выделили несколько специальных зон со всей необходимой инфраструктурой и активно привлекают предпринимателей к себе.

Считаю, что мы тоже должны участвовать в этом процессе. Дальний Восток находится в самом сердце Азиатско-Тихоокеанского региона и его роль в производственной цепочке может очень сильно возрасти. Сейчас мы стремимся понять, какие компании в этой логике могут к нам зайти. Стремимся использовать кризис в нашу пользу, на благо российской экономики. Так или иначе, введенные по всему миру ограничения рано или поздно будут сняты, и это уже даст ощутимый экономический рост. По моим оценкам, он начнется с осени нынешнего года.


КАК ПРИВЛЕЧЬ ИНВЕСТОРА

– Что заставляет иностранных инвесторов приходить на Дальний Восток? В чем его конкурентное преимущество?

– На мой взгляд, таких преимуществ – три. Во-первых, Президент России Владимир Владимирович Путин объявил развитие Дальнего Востока национальным приоритетом нашей страны. Это позволило развернуть серьезную работу и предложить инвесторам работу в особых экономических зонах, таких как территории опережающего развития и Свободный порт Владивосток. Эти режимы стали предлагать лучшие возможности инвесторам внутри России, но и по многим параметрам опережали конкурентные режимы в Малайзии, Китае, Индии и Японии. Вы знаете, что успешный формат ТОРов потом был распространен и на другие регионы нашей страны.

Во-вторых, регион находится в центре внимания вице-премьера – полпреда Президента РФ в ДФО Юрия Петровича Трутнева, в команде которого мы работаем. Мне кажется, ни один другой проект в стране не может похвастаться персональным патронажем со стороны чиновников такого калибра. И тут, конечно, стоит отметить роль Министерства РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики, а также и другие созданные институты развития ДФО. Вместе сложилась профессиональная команда, готовая решать задачи любой сложности.

Третье преимущество – логистическое. Как я уже отметил, мы находимся в центре Азиатско-Тихоокеанского региона.

Да, у нас относительно небольшой внутренний рынок и невысокая плотность населения, но регион богат природными ресурсами, такими как рыба, лес, плодородная земля. Наша задача – сделать так, чтобы регион развивался, а те инвесторы, которые сюда пришли, оставались довольны и рекомендовали нас тем, кто только раздумывает об инвестициях в Дальний Восток.

– Какие регионы Дальнего Востока сейчас наиболее интересны инвесторам? Что нужно делать тем, куда бизнес идет менее охотно? 

– Лучший способ привлечения инвестиций – это, конечно, конкуренция. Конкурируют между собой и страны, и регионы. Если куда-то инвесторы идут охотнее, это стимулирует других быть более дружелюбными. В то же время, очевидно, что Магадану с его непростыми климатическими условиями, географическим положением и небольшим населением трудно конкурировать с югом Приморья по волне очевидным причинам – там просто нет некоторых отраслей.

Наша задача в том и состоит, чтобы, с одной стороны, привлекать инвесторов в целом на Дальний Восток, а с другой – советовать, в каком регионе лучше развернуть свое дело. Нам важно, чтобы отдаленные территории тоже развивались. Внутри агентства мы разделены по отраслевому принципу. Одна группа людей занимается проектами горной металлургии, другая – туризмом. Естественно, мы пытаемся привлекать металлургов к работе в «сложных» регионах, так как им не важно, где быть. В то же время для тех, кто связан с туризмом и недвижимостью определяющим фактором является спрос. С этим сложно бороться.

Некоторые инвесторы, которых мы привлекали на Дальний Восток, и вовсе принимали решение развернуться сначала в Центральной России. Например, предпринимателю из арабского мира, который хотел построить сеть гостиниц, мы предложили в качестве стартовой площадки Владивосток, но он принял решение сначала приобрести одну из федеральных сетей в Москве и Санкт-Петербурге, собрать команду и затем уже выходить на рынок Приморья.

ПЕРСПЕКТИВЫ БУРЯТИИ И ХАБАРОВСКОГО КРАЯ

– Формат нашей беседы предполагает также вопросы от коллег-журналистов со всех регионов Дальнего Востока. Бурятия интересуется судьбой проекта индийской компании «Меданта». Не раздумал ли инвестор приходить в республику после начала пандемии?

– Все в силе. «Меданта» – одна из лучших мировых медицинских клиник, мы достаточно долго изучали их опыт. В прошлом году акционер компании приезжал на Восточный экономический форум в составе индийской делегации и обещал руководителям стран открыть в России филиал. Он свое слово держит. Более того, помимо Бурятии, инвестор рассматривает несколько других регионов на Дальнем Востоке – Якутию и Забайкалье.

Справочно:

«Меданта» (Medanta), одна из крупнейших частных компаний в сфере здравоохранении Республики Индии, планирует реализовать в ДФО ряд медицинских проектов. В частности, уже согласована концепция проекта компании по строительству многопрофильного медицинского центра в Улан-Удэ (Бурятия). В республике Якутия компанией «Меданта» планируется создание центров онкоскрининга, а в Чите (Забайкальский край) построить госпиталь.

меданта.jpg

После эпидемии коронавируса во всем мире будет происходить некое переосмысление роли медицины, мы видим интерес инвесторов и к другим проектам. Речь идет не только о строительстве больниц, но и о производстве тест-систем, средств индивидуальной защиты. Смешно, когда материал для масок сначала производится в России, а потом отправляется в Китай, чтобы вернуться уже в виде готовой продукции. Материал есть, рабочие есть, инвестиции есть, поэтому будем такие производства локализовывать.

– Вопрос из Хабаровского края. Какие отрасли планируется развивать в регионе? Что больше всего интересует инвесторов и на что рассчитывать жителям?

– Традиционно, это рыбная промышленность, лесная промышленность, деревообработка, а также все, что связано с логистикой и торговлей через Амур. Хотелось бы больше внимания уделять сельскому хозяйству, но, к сожалению, подобные проекты в крае пока реализуются не очень успешно. Отдельное внимание, по поручению Президента РФ, уделяем развитию Комсомольска-на-Амуре. Любому инвестору, который приходит к нам с проектом обрабатывающего производства, мы советуем идти именно туда. И эта работа приносит свои плоды.

Корпорация развития Дальнего Востока и Арктики построила в Комсомольске-на-Амуре готовые производственные корпуса на площадке «Парус»: сейчас они заполнены практически на сто процентов. Некоторым инвесторам достаточно только подведенной инфраструктуры, они сами знают, что и как построить. Но небольшим обрабатывающим и сборочным производствам нужны готовые помещения, где можно сразу развернуть работу. Сейчас наше Агентство собирает заявки от бизнеса, чтобы помещения, которые будут строиться «Парусе», учитывали потребности инвесторов. Следующий шаг, на мой взгляд, строительство на Дальнем Востоке офисных центров, в которых будут размещаться IT-компании.

В ЧЕМ ПОЛЬЗА ОТ ИНВЕСТОРОВ

– Многих дальневосточников беспокоит, когда в регион приходят иностранные инвесторы. Люди опасаются, что иностранцы заберут наши поля и земли, будут бесконтрольно и бесхозяйственно ими пользоваться. Насколько обоснованы эти опасения?

– Нам важны и интересны все инвесторы, но, при прочих равных, россиянам мы отдаем предпочтение, особенно в стратегических вопросах. Например, при распределении сельскохозяйственных земель близ государственной границы. Другой вариант – работа с крупными иностранными компаниями, может быть даже государственными, которым важна их репутация. Они будут соблюдать экологические требования и платить все налоги, ведь риски для них выше возможной экономии. К сожалению, бывают случаи, когда против таких инвесторов объединяется местный бизнес, нарушающий природоохранные требования, и чиновники. Таким образом, они стремятся избежать к себе претензий со стороны контролирующих органов в будущем, когда рядом возникнет полностью подотчетное предприятие. Наша же задача защищать всех инвесторов без исключения. Главное, чтобы, они неукоснительно соблюдали российское законодательство и экологические требования, правила севооборота земель.

Хотел бы отметить, что сейчас мы по поручению Президента РФ и под контролем Юрия Петровича Трутнева проводим большую системную работу по инвентаризации земель на Дальнем Востоке. По сравнению с советским временем потеряно около двух миллионов гектар: сравнение нашей приграничной территории и приграничной территории Китая на спутниковых снимках выходит не в нашу пользу. Значительная часть земель не используется из-за недобросовестных владельцев, которые регулярно распахивают лишь небольшой участок близ дороги и готовят территорию к последующей продаже. Другие участки и вовсе не стоят на кадастровом учете, так как владевшие ими колхозы развалились, а на землю никто не заявил требования. Сейчас кадастровые инженеры буквально своими ногами обходят всю территорию и ставят пустующие участки на учет, чтобы затем их мог получить любой желающий.

Справочно:

Только в Приморском крае проведена инвентаризация более 1 млн га, в результате выявлено 624,6 тыс. га свободных и неиспользуемых земель сельхозназначения. Все эти земли могут быть востребованы инвесторами для запуска проектов по строительству молочных ферм и мясоперерабатывающих производств, выращивания сельхозкультур. Так, на сопровождении АНО АПИ находится 12 инвестиционных проектов, планируемых к реализации на территории Приморского края, с совокупной потребностью в земельных ресурсах 851 тыс. га. Всего инвесторам предано земельных участков общей площадью 35,5 тыс. га. Отобрано инвесторами и проводится работа по передаче земельных участков общей площадью 208,4 тыс. га. Представлено к осмотру инвесторам 1331 тыс. га земель сельхозназначения.

– В чем выгода условных жителей села Яковлевка в Приморском крае от того, что к ним заходит инвестор? Какие преимущества они получают и получают ли их вообще? Сейчас многие люди относятся к подобным предпринимателям как к «варягам», которые нарушают их привычный уклад жизни строительством своих предприятий.

– Основная выгода заключается в том, что люди получают работу. Наша принципиальная позиция при общении с инвесторами – рабочая сила должна быть российской. Бывают ситуации, когда на первом этапе компания может задействовать иностранных специалистов, но исключительно в качестве временной меры. Например, индийская компания KGK Group, занимающая огранкой алмазов в Приморье, за неимением российских специалистов вначале привлекла к работе собственных огранщиков, но параллельно запустила совместную с владивостокским колледжем программу обучения этой специальности. Больше года назад состоялся первый выпуск и теперь предприятие полностью обеспечено отечественными специалистами. На мой взгляд, это хороший пример того, как надо работать. Это положительный опыт и для инвестора, он видит, что российская сторона готова предоставить необходимые кадры. И сейчас этот инвестор планирует развернуть проекты в сфере сельского хозяйства и лесопереработки в других регионах ДФО.

Справочно:

Индийская компания KGK Group зарегистрировала российское юридическое лицо, получившее статус резидента свободного порта Владивосток. Торжественный старт работе фаблике по огранке алмазов дал Президент России Владимир Путин в ходе третьего Восточного экономического форума в сентябре 2017 года. Сейчас готова KGK Group готова реализовывать крупный сельскохозяйственный проект в Забайкалье. Поддержку инвестору в формировании земельного банка размером до 500 тыс. га, необходимого для реализации проекта, оказывает АНО АПИ и правительства края. В настоящее время команда агрономов и технологов KGK Group совместно с АНО АПИ готовит ТЭО по проекту, ведет работу по передаче земельного участка для реализации первого этапа проекта площадью 50 тыс. га. Также KGK Group совместно с сингапурской компанией «Судима» совместно с планирует запустить в Забайкалье проект по созданию лесоперерабатывающего комплекса. Соответствующее соглашение было подписано между инвесторами, АНО АПИ и правительством региона на полях ВЭФ-2019. При содействии АНО АПИ рассмотрены вакантные лесные участки, определены приоритетные лесничества, проведены предварительные консультации в части подготовки приоритетного проекта в области освоения лесов и таксации, разработан бизнес-план, подана заявка в КРДВ для присвоения статуса резидента свободного порта, разработан приоритетный инвестиционный проект в области освоения лесов, подана заявка на предоставление лесосырьевой базы. В октябре 2019 прошел визит индийской делегации в Забайкалье для осмотра участков лесосеки.

blobid1504857209363.jpg

Во-вторых, инвесторы помогают развивать социальную инфраструктуру в районах. Еще до начала сотрудничества мы объясняем им, что российское государство предоставляет уникальные налоговые льготы взамен на то, что живущие поблизости люди увидят от этого эффект. За счет бизнеса можно отремонтировать школу, построить тренажерный зал или бассейн. Если этого не происходит – плохо. Это напрямую связано с работой губернаторов и глав муниципалитетов.

IT В ЯКУТИИ И ТУРИЗМ НА САХАЛИНЕ

– Вы упоминали о возможности строительства на Дальнем Востоке офисных центров для IT-компаний. Коллеги из Якутии, негласного IT-центра нашего макрорегиона, интересуются поддержкой сферы со стороны АПИ. Есть ли инвесторы?

­– Мы работаем, в том числе, и с IT-проектами, но профильно этой темой занимается другой институт развития Дальнего Востока – созданный в прошлом году Дальневосточный фонд высоких технологий. Коллеги находят перспективные местные стартапы, финансируют их, помогают развиваться и выходить на рынок, искать крупных инвесторов. В будущее сферы внесет свои коррективы и пандемия: новый импульс развития получат компании в сфере доставки еды и организации видеосвязи, а также команды, которые помогают выстроить работу удаленно.

В Якутии создана хорошая площадка и мы будем стараться привлекать туда подобные перспективные стартапы, локализовывать их. Как только пандемия закончится и будут сняты барьеры на перемещение, профильная группа внутри АПИ начнет объезжать IT-компании, будет призывать их заходить на Дальний Восток. Тем более, что компаниям, по сути, не придется завозить даже оборудование ­– все необходимое уже есть на месте.

– Коллеги с Сахалина интересуются судьбой территории опережающего развития «Горный воздух». Как там сейчас обстоят дела и какие намечаются перспективы?

– «Горный воздух» показал себя очень успешно – это курорт действительно мирового уровня с огромным потенциалом. На соседнем Хоккайдо аналогичные проекты пользуются серьезным спросом, в том числе среди туристов. В перспективе поток гостей можно перенаправить на Сахалин.

До начала пандемии мы провели серию переговоров с Японией по поводу строительства новых гостиниц и подъемников, привезли большую делегацию из Таиланда во главе с послом. Тайская компания недавно приобрела на Хоккайдо горнолыжный курорт, куда теперь ездят туристы из этой страны. Мы ищем как раз таких инвесторов, которые не просто построят гостиницу, но еще и потянут за собой самолеты с иностранцами, помогут с развитием инфраструктуры.

Горный воздух.jpeg

ФИЛЬМ ДУДЯ ПРО КАМЧАТКУ

– Смотрели ли вы вышедший на днях сюжет журналиста Юрия Дудя про Камчатку? И если да, что думаете о поднятых там вопросах?

– Да, смотрел. Я отношусь с большим уважением к Юрию Дудю, с очень большим уважением и любовью отношусь к Камчатке, неоднократно там бывал с детьми. В своем материале журналист сравнивал полуостров с Исландией – регионы действительно во многом похожи. В прошлом году там была наша делегация, проводила переговоры по возможному сотрудничеству, изучала опыт. 10 лет назад в Исландии было примерно столько же туристов, сколько на Камчатке сейчас, но за минувшие годы турпоток вырос с 300 тысяч до 2,5 млн человек. Нам интересно понять, какие вызовы были на этом пути в связи с вредом для экологии от туристических групп, в связи с простаивающим зимой номерным фондом.

В обоих регионах есть очень интересные наработки по геотермальной энергетике. Например, почему в Исландии так хорошо играют футбол? Почти в каждом населенном пункте там есть футбольное поле. Для удешевления строительства его делают открытым, а зимой обогревают теплой геотермальной водой. Поэтому местные дети могут играть в футбол практически круглый год. Наша задача – сделать так, чтобы на Камчатке все это тоже развивалось. Недавно главой региона был назначен мой хороший знакомый, грамотный управленец Владимир Солодов. Мы будем помогать ему в меру своих сил.

РАБОЧИЕ МЕСТА В НАХОДКЕ И ЗАБАЙКАЛЬЕ

– Журналисты из Находки интересуются перспективами строительства в городе завода минеральных удобрений. Даст ли этот проект рабочие места местным жителям?

­– Как я уже говорил, любое большое производство создает рабочие места для местных жителей – это является нашим приоритетом и необходимым условием. Развивают вокруг себя инфраструктуру и строительные городки, ведь тысячи строителей нужно кормить, им нужно как-то проводить время. Все это дает мощный импульс экономике. Наша стратегическая задача – сохранить появившуюся сферу обслуживания и после того, как строители уедут. Это, конечно, требует создания дополнительных производств вокруг. Например, в Амурской области будет производиться полиэтилен, который можно было бы продавать в Китай в гранулах, но в рамках льготных условий ТОР можно организовать поблизости кластер предприятий малого и среднего бизнеса, которые будут заниматься его дальнейшей переработкой. Речь идет о десятках дополнительных рабочих мест.

– Не так давно к Дальневосточному федеральному округу присоединился Забайкальский край. Коллеги из Забайкалья интересуются, какие отрасли в крае наиболее интересны инвесторам, с какими проектами к ним может прийти крупный бизнес?

– В первую очередь, это добывающая промышленность. Но крупные инвесторы и без нашей помощи интересуются этим направлением, мы же стараемся отдавать приоритет сельскому хозяйству, даже несмотря на определенные риски. Совместно с компанией KGK мы формируем большой банк земель для передачи, если проект будет реализован – это станет знаковым событием. Сейчас сельское хозяйство в России развивается на самом западе страны и на самом востоке, способствуют хорошая логистика, урожайность и близость к рынкам. Наша задача – помочь развитию отрасли в центре страны.

Существуют проекты в лесной отрасли, в логистике. На повестке дня вопрос реконструкции пограничного перехода в Маньчжурию. Сроки работ будут зависеть от профильных ведомств, мы же будем помогать в развитии сферы услуг вокруг таких точек. Речь идет про кафе, рестораны, магазины для туристов. С одним из инвесторов недавно подписали соглашение о создании в регионе многофункционального логистического комплекса. Аналогичный проект прорабатывается в Хабаровском крае на острове Уссурийский.

Справочно:

В планах на 2020 год, согласованных АНО АПИ с правительством Забайкальского края, - запустить в регионе 18 новых инвестиционных проектов.  Инвесторами уже поданы 6 заявок на расширения ТОР на общую сумму 17,013 млрд рублей, с созданием 1 529 рабочих мест.

СУДЬБА ЯКУТСКИХ ДИКОРОСОВ И БУРЯТСКИХ ЛЕСОВ

– Коллеги из Якутии напоминают, что в республике разрабатывается единый бренд, который называется «дикоросы Якутии». Как вы считаете, можно ли этот проект продвигать на внешние рынки, насколько это интересно потенциальным инвесторам?

– Не только можно, но и нужно. Взгляните на Мурманскую область, Карелию и Ленинградскую область – в этих регионах дикорастущие растения и ягоды массово собирают и продают в Финляндию. Это очень крупный бизнес, если правильно его организовать. Начинается все с поставки на экспорт ягод, затем инвестор размещает собственный завод по производству джемов и наполнителей. В результате мы наблюдаем глубокую переработку возобновляемого ресурса. Таких проектов должно быть больше.

– Вопрос из еще одного региона, не так давно присоединившегося к ДФО. Много ли проектов на сегодняшний день сопровождается агентством в Бурятии?

– Проектов много, но к их реализации мы подходим аккуратно. Мы любим эту республику, любим Байкал и стремимся сохранить его в первозданном виде. В силу этого некоторые производства приходится откладывать в долгий ящик, если они могут хоть как-то повлиять на экологическую обстановку. Серьезные перспективы есть у лесной отрасли. Бурятия – один из немногих регионов Дальнего Востока, где проводится эксперимент по интенсивному лесоустройству. Если в целом по стране лес растет 50 лет, его вырубают, и оставляют расти еще на 50 лет, то в республике используется мировая практика выборочной вырубки, когда срубаются лишь выросшие деревья. За счет этого подлесок растет гораздо быстрее и тот же объем дерева можно собрать за 10 лет вместе 50. 

Еще одно перспективное направление – туризм. Разрешено строительство в Байкальской гавани, подготовлены участки, есть первые заинтересованные инвесторы. Предприниматели из Иркутска собираются построить в этой зоне горнолыжный курорт, крупный бизнес из Кореи планирует возить на Байкал туристические группы.

Справочно:

В пайплайне АНО АПИ на данный момент 11 проектов из Бурятии. Активно идет взаимодействие Агентства с министерством по инвестициям Республики Бурятия.

БУДУЩЕЕ ТУРИЗМА НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

– Раз уж мы заговорили о туризме: и на Камчатке, и в Бурятии очень красивая природа, но налицо отсутствие необходимой туристической инфраструктуры. Предпринимаются ли какие-то шаги в этом направлении и, если да, чего нам ожидать?

– Это не совсем относится к работе по привлечению инвестиций, но мы, безусловно, работаем в этом направлении вместе с Ростуризмом. Важно системно и на уровне государства продумывать, как будет выглядеть туристическая инфраструктура через пять-десять лет. Приехав на две недели, человек должен понимать, какие есть музеи, какие есть достопримечательности. Должны быть сертифицированные туристические фирмы, должны быть единые стандарты формы гидов. Это создает совершенно другой имидж, образ безопасного туризма, который пользуется спросом у богатых туристов из Японии и Южной Кореи.

Важно сохранять в этом вопросе баланс. Мы неоднократно проводили переговоры с главой ассоциации туризма Китая: китайский туристический поток настолько большой, что завезти на Дальний Восток 10 миллионов китайцев – не проблема. Но через какие пограничные переходы они поедут, в каких гостиницах будут жить, сколько денег вложат в российскую экономику? Поэтому отрасль приходится развивать эволюционным путем, других вариантов нет. Когда бизнес видит спрос со стороны туристов, он сам начинает обновлять инфраструктуру. Например, в прошлом году был большой поток гостей из Южной Кореи. Как результат, были проданы и проходят реконструкцию гостиницы «Хаятт» во Владивостоке, инвесторы присматриваются к Сахалину и Камчатке.

Бизнесмены из Гонконга планируют построить на полуострове так называемую «азиатскую деревню» – большой комплекс для отдыха, каждый квартал которого будет сделан в духе разных стран от Кореи и Японии до России и Англии. Получится своеобразный центр международной дружбы. Что касается внутреннего туризма, то его, безусловно, тоже нужно развивать. Тем более, в ближайшее время у иностранцев будет сохраняться страх путешествовать по миру на фоне пандемии.

Справочно:

На пятом ВЭФ в 2019 году АНО АПИ заключило соглашение с и компанией по девелопменту горнолыжного курорта «Арктик Оушен Холдинг Групп» (дочерняя структура гонконгского холдинга Sun Group). Предполагаемый объем инвестиций может составить более 57 млрд рублей.  Будет создан комплекс бальнеологических курортно-санаторных учреждений, включая гостиницу на 300 мест, лечебные и санаторные учреждения.

ЧТО ЖДЕТ КОЛЫМУ, ЕАО И ПРИМОРЬЕ

– Вы начали разговор с того, что инвесторы предпочтут выбрать скорее Приморье, чем Магадан. Коллеги с Колымы интересуются: ведет ли агентство работу в Магаданской области, какие проекты реализуются?

– Работу, разумеется, ведем. Мы любим Колыму, стараемся всячески помогать местным властям, привлекать инвесторов. Проекты же, в первую очередь, связаны с рыбной ловлей, с добычей золота. Как вы, наверняка, знаете, скоро начнется строительство обогатительного комбината на гигантском месторождении «Баимское» – это будет одна из крупнейших строек мира. Как ни странно, развиваются проекты в сфере гостиничного бизнеса и туризма.

– Вернемся к Приморью. На острове Русский несколько лет назад решили создать крупный технопарк для высокотехнологичных проектов. Каково положение дел в настоящий момент?

– Технопарк уже создается, его развитием занимаются Фонд развития Дальнего Востока и Дальневосточный фонд высоких технологий. На базе этой площадки IT-компании могут получить полностью готовую инфраструктуру. Остров Русский – уникальное место. Наша задача состоит в том, чтобы развивать его как с технологической точки зрения, через технопарк, так и с образовательной через ДВФУ. Мы находимся в контакте с ректором университета, помогаем ему. За последний год были налажены связи с Индией, мы встречались с потенциальными студентами, которые хотели бы приехать к нам на учебу – речь идет о 10-20 тысячах человек.

Некоторые студенты дальневосточных вузов стажируются у нас – в прошлом году мы взяли порядка 100 стажеров со всего Дальнего Востока. За лето стажеры успевают поработать в наших проектах по туризму, по горнорудной отрасли, по любому другому направлению, которым им интересно заниматься. Некоторые остаются и строят свою карьеру в рамках АПИ. Таким образом, мы интегрированы в образовательную систему региона, помогаем молодым специалистам получить уникальный опыт.

– Коллеги из Еврейской автономной области интересуются вопросами трансграничного сотрудничества региона с Китаем. Есть ли подобные проекты в арсенале агентства?

– Еврейская автономная область для нас сейчас один из наиболее приоритетных регионов, мы помогаем с проектами в области сельского хозяйства, переработки графита. Аграрный сектор интересен нам из-за близости к границе с Китаем, к мосту через реку Амур. Сейчас идут переговоры с крупными иностранными инвесторами. Прорабатывается идея создания в регионе графитового кластера. Мы планируем сократить поставки за границу сырья для производства батареек, аккумуляторов и металлургии, хотим начать перерабатывать материал на территории области. Еще одно направление – медицина. Речь идет о производстве средств индивидуальной защиты, тест-систем. После открытия моста начнет развиваться и логистический сектор. Есть инвесторы, готовые в него вкладываться, строить логистические парки.

Справочно:

На сопровождении АНО АПИ находится 10 инвестиционных проектов с объемом частных инвестиций в размере 18 млрд рублей, из которых три проекта (ООО «БирЗМ», ООО «Дальграфит», ООО «Амурпром») получили статус резидента ТОР «Амура-Хинганская».

ПОЧЕМУ МЕСТНЫЕ ПОМИДОРЫ ДОРОЖЕ КИТАЙСКИХ

– Мы сегодня много говорим о развитии на Дальнем Востоке сельского хозяйства. Обращались к этой теме Президент России Владимир Путин, вице-премьер Юрий Трутнев. Для нас этот вопрос стоит особенно актуально. Даже на юге Приморья и Хабаровского края есть много пустующих пахотных земель, мало выращивается экологически чистых и качественных продуктов. В отдаленных северных территориях ситуация еще тяжелее. Какие у этого направления перспективы? Что еще надо сделать, чтобы на рынке мы покупали не азербайджанские помидоры, а свои собственные?

– Перспективы у сельского хозяйства хорошие. Теплицы по передовым японским технологиям построены в Хабаровском крае и Якутии, реализуется проект по завозу и выращиванию у нас уникальной японской клубники. Интегрировать в эти процессы мы планируем и обладателей «дальневосточных гектаров». Они могли бы выращивать на своих участках экологически чистую продукцию, которую можно гарантированно сбыть за границу, в ту же Японию. Это могло быть дать большой толчок для самозанятых, небольших фермеров, а их продукция на дальневосточных прилавках составила бы конкуренцию некачественным овощам из Китая.

Здесь возникает другая проблема. К сожалению, далеко не все потребители готовы переплачивать за экологически чистую продукцию. Красивые пластиковые помидоры из Китая за 100 рублей для многих будут предпочтительнее органических российских овощей за 500 рублей. Выращенные на Дальнем Востоке помидоры все равно будут обходиться дороже из-за тяжелых климатических условий, тогда как логистические наценки на томаты на нитратах из Хэйлунцзяна будут минимальны. Нам остается только не пропускать продукцию, которая не соответствует предъявляемым требованиям.

ПЛАНЫ НА ГОД

– Возвращаясь к началу нашего разговора. У вас, наверняка, есть некий годовой план работы с инвесторами, намеченные договоренности. Изменились ли как-то из-за пандемии темпы взаимодействия, темпы заключения соглашений? На что можно рассчитывать в этом году?

– У нас есть четкие планы работы, так называемые KPI, за которыми следим и мы сами, и проверяющие органы. На этот год было намечено заключение 170 соглашений об инвестициях на общую сумму свыше 200 млрд рублей. Пандемия, конечно, повлияла на темпы работы, но не сильно. Мы уже заключили 40 соглашений на 63 млрд рублей. Продолжают работу все наши инвесторы. Следим за тем, чтобы все намеченные инвестпроекты состоялись и принесли пользу Дальнему Востоку. Проблем, естественно, возникает много. Но и мы адаптируемся каждый год.

Похожие статьи